Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; Color has a deprecated constructor in /home/iotanet/apicenter.eu/templates/gantry/features/color.php on line 11
Глава 2 · Физиология
  • Good Food Good  Food Good  Food Good  Food Good  Food Good  Food Good Food
  • Bad Food Bad Food Bad Food Bad Food Bad Food Bad Food Bad Food
  • Holistic Center
Физиология
Лимфа омывает все клетки, заполняет все щели и промежутки в органах. Поток свободной лимфы, вне стенок и преград, без видимой ориентации представляет собой, тем не менее, источник строго заданных лимфатических потоков в сплетении лимфатических сосудов с определенной ориентацией.
Дополняя кровеносную циркуляцию, лимфатическая циркуляция играет незаменимую роль в питании тканей и элиминации вредных метаболитов. Если длина кровеносных капилляров равняется 100 000 км в организме человека, то длина лимфатических капилляров должна быть по меньшей мере удвоена. Это вторая река жизни. Уже Гиппократ говорил о белой крови.
Бартельс (Bartels, 1909) различает три раздела лимфатической системы.
1) Лимфатические сосуды разного калибра: лимфатические капилляры, с одной стороны, и лимфатические щели - с другой;
2) лимфатические органы: лимфоидные островки, миндалины, селезенка, зобная (или вилочковая) железа - тимус, костный мозг;
3) полости перикарда, брюшины, плевры, находящиеся в постоянном контакте с лимфой, как и полости нервной системы: субдуральная полость, желудочки мозга, центральный канал костного мозга, слезные камеры глаз, ушные лабиринты, спинномозговая жидкость.
Лимфатические сосуды обладают свойством расширяться больше, чем кровеносные сосуды; эта эластичность позволяет им лучше обеспечить дренаж метаболитов. У человека большие лимфатические сосуды обладают гладкой, хорошо развитой мускулатурой. Число лимфатических сосудов, выходящих из какого-либо органа, больше, чем соответствующее число вен. В лимфатическом коллекторе руки человека насчитывается 60 клапанов, в коллекторе ноги - 80-100 клапанов.
Каждое препятствие на пути лимфатического или кровеносного потока провоцирует локальное расстройство или общее заболевание. Когда при расширении лимфатических сосудов клапаны не смыкаются, мы присутствуем при рождении лимфатических варикозных расширений.
Все ткани и органы, орошенные кровеносными сосудами, снабжены также и лимфатическими сосудами; единственный орган - плацента - составляет исключение. Ввиду отсутствия лимфатических сосудов в плаценте элиминация метаболитов из плода создает значительную перегрузку венозной системы матери. Это является одной из причин развития флебитов у женщин во время беременности. Хрящ, хрусталик, роговая оболочка лишены кровеносных и лимфатических сосудов.
В норме поток лимфы движется в одну сторону. Когда же лимфатические железы поражены туберкулезом, раком, лимфогранулематозом, при коклюше и лейкемии, препятствия, возникающие по ходу лимфы, заставляют ее двигаться в обратном направлении (ретроградная циркуляция). Известно ретроградное размножение раковых клеток. Все лимфатические сосуды выливают свое содержимое у основания шеи в подключичные вены.
Лимфатические железы расположены на пути лимфатических стволов. Их размер может превысить размер вишневой косточки, ореха, но может быть и с булавочную головку. Железы головы и шеи распределяются на 9 основных групп: затылочные, сосцевидные, околоушные, подчелюстные, лицевые, подбородочные, подъязычные, заднеглоточные, шейные. Первые пять групп образуют настоящий ошейник вокруг шеи.
Химический состав лимфы очень изменчив в зависимости от ее местонахождения в организме. Она очень бедна коллоидами, процент протеинов не превышает 0.3-0.6, процент липидов весьма изменчив.
Концентрация мочевины соответствует ее концентрации в сыворотке крови. Процент глюкозы в лимфе превышает таковой в сыворотке. Осмотическое давление лимфы выше, чем сыворотки крови. Если предположить, что в лимфе присутствуют метаболиты, перешедшие в нее из крови, тогда каждый застой, каждая задержка большого лимфатического потока, вызванная увеличением соответствующих узлов, завершается скоплением вредных метаболитов в крови и нарушением питания паренхиматозных клеток.
Различная концентрация лимфы, оттекающей от разных органов, показывает, что эндотелиальные клетки лимфатических капилляров не пассивные мембраны, подчиненные физико-химическим законам, а наделены чудесной способностью активно управлять отбором веществ, которые необходимо удалить из крови. Они не только "по своему усмотрению" осуществляют прохождение различных субстанций в лимфатические капилляры, но, больше того, они прекрасно адаптируются к нуждам некоторых органов, увеличивая или уменьшая элиминацию циркулирующих в крови веществ, а также из внеклеточных жидкостей, омывающих паренхиматозные клетки и органы.
Лимфа, кроме других важных функций, является постоянным резервом плазмы, всегда готовым задержать наступление противника, восстановить количественный и качественный дефицит плазмы.
Каждое уменьшение объема тканей, особенно железистых клеток и мышечных волокон с их динамическим метаболизмом, увеличивает осмотическое давление в кровеносных капиллярах с последующим выходом плазмы крови и увеличением объема лимфы. Мышечная работа, ускоренный приток кислорода, все, что увеличивает клеточный метаболизм, является главным фактором лимфогенеза. После мышечной усталости лимфа содержит эритроциты, что указывает на рост проницаемости капилляров. Инсулин замедляет течение лимфы.
Диуретики увеличивают количество лимфы, она становится богаче минеральными и органическими веществами; лимфогонное действие диуретиков предшествует их диуретическому действию. Это наблюдение представляет большой интерес для физиологии диуреза. Оно указывает на главную роль внеклеточных жидкостей и изменения состава лимфы в восстановлении нарушенного диуреза. Это наблюдение подчеркивает также ненадежность экспериментов на изолированных органах.
Для нормальной функции почек необходимо обогащение лимфы органическими и минеральными субстанциями, необходимо также изменение химического состава внеклеточных жидкостей и проницаемости стенок кровеносных капилляров и т.д. и т.п. Каждый перерыв корреляционной цепи внутреннего взаимодействия провоцирует болезненные расстройства. Как вредна иллюзия организации исследований на изолированных органах! Сколько стерильных заключений экспериментальной медицины отравляют остатки мысли честных искателей, прозябающих в мире фантасмагорий!
Лимфатические узлы. Количество лимфатических узлов у собаки равно 600, у свиньи - 190, у коровы - 300, у человека - 400, у лошади - 3000. У животных, с самого рождения выращенных в абсолютно стерильных условиях, лимфатические железы не развиваются.
Увеличение метаболизма, нормальная агломерация метаболитов и вредных субстанций вызывают необходимость увеличения количества лимфатических узлов, которые фиксируют, разлагают большие молекулы, организуют беспрерывное очищение крови, лимфы и внеклеточных жидкостей. Поток лимфы замедляется в лимфатических узлах, которые включены в трассу средних лимфатических сосудов. Таким образом осуществляется обмен метаболитами между лимфой и лимфоидной тканью. Лимфатические синусы расширяются у основания каждого узла лимфатического потока и являются гарантией надежности обмена - крошечные озерца, похожие на кровяные озерца в печени, селезенке и венозных синусах мозговых оболочек.
Лимфатические узлы-барьеры регулируют лимфатические потоки. Они задерживают и вбирают в себя лимфу, когда ее объем становится чрезмерным. Нормальное течение лимфы из грудного протока в венозную систему происходит в том случае, если давление лимфы выше венозного давления. Иногда отеки являются следствием увеличения венозного давления у основания шеи, спровоцированного изменениями сердечных клапанов. Исследования Мак-Мастера (McMaster, 1947) показали, что при болезнях почек лимфатическая циркуляция усилена, у сердечных больных она замедленна, иногда даже вплоть до остановки.
Лимфатическая система легких. В межреберной плевре поверхность лимфатических сосудов в полтора раза больше, чем поверхность кровеносных сосудов. Лимфатическая система легких обеспечивает дренаж конечных продуктов обмена из бронхиол и альвеол. Активность лимфооттока обеспечивается дыхательными движениями грудной клетки и экскурсиями диафрагмы. Повышение температуры тела увеличивает быстроту лимфооттока.
Лимфа, образующаяся в легких, распространяется по трем направлениям: одна ее часть испаряется и способствует увлажнению выдыхаемого воздуха; другая часть достигает бронхиол и увлажняет их поверхность, создавая жидкую среду, в которой вибрируют мерцательные реснички, кроме того, она входит в состав бронхиальных выделений; третья часть переходит в лимфатические сосуды легких и затем соединяется с венозной кровью (Поликар).
Лимфатические сосуды сердца. Существует подэндокардическое сплетение, расположенное в межжелудочковой перегородке; подперикардическое сплетение сплошь покрывает поверхность желудочков сердца. Левая часть перикардического сплетения распространяется на весь левый желудочек, а также на часть правого желудочка, соседствующую с передним желобком и левой коронарной артерией.
Три лимфатических разветвления дренируют лимфу этой территории к главному левому лимфатическому коллектору. Сосуды правой стороны перикардического сплетения покрывают весь правый желудочек и пропускают лимфу в начальную часть правого лимфатического коллектора. Эти перикардические сосуды расположены на всем пути вдоль коронарных артерий.
Лимфатические сосуды предсердий малочисленны. Сопоставляя богатую лимфатическую ирригацию желудочков с бедной ирригацией предсердий, можно сделать интересный вывод. Миокард со своим мышечным богатством, со своими динамическими сокращениями, с активным метаболическим ритмом с каждой систолой выбрасывает массу метаболитов, которые не могут быть элиминированы одной венозной системой. Чтобы гарантировать нормальную деятельность миокарда, нужна дополнительная система дренажа метаболитов, скопление которых в коронарной сети может нанести ущерб нормальному питанию фибрилл миокарда. Это делают лимфатические сосуды, осуществляя дренаж, очищение плазмы крови, питающей, орошающей фибриллы миокарда.
Удивительно, что кардиология даже не поставила перед собой вопроса о лимфатической циркуляции. Лимфатические сосуды диафрагмы. В диафрагме расположены два лимфатических канала: подбрюшинный - на всей поверхности диафрагмальной брюшины, состоящий из нескольких рядов, наслаивающихся друг на друга; главный канал, наддиафрагмальный, состоящий из поверхностного плеврального и глубокого подплеврального каналов. Поверхностный канал расположен в самой толще диафрагмальной плевры, подплевральный канал состоит из соединенных мелких каналов, окружающих мышечные фибриллы диафрагмы.
Подплевральный и подбрюшинный каналы плотно соединены друг с другом многочисленными сосудами. Непосредственная лимфатическая связь между подбрюшинным и плевральным каналами объясняет случаи проникновения инфекции из брюшины в плевру, и наоборот.
Лимфатические сосуды диафрагмы связаны также с лимфатическими сосудами печени. Часть лимфы печени оттекает в те же коллекторы, в которые стекает лимфа брюшины и плевры. Лимфатические сосуды диафрагмы находятся также в контакте с сальной сумкой почки и с надпочечниками. Какая великолепная синергия между всеми органами брюшной и грудной клетки! И как бедны и стерильны заключения специалистов по болезням печени, почек, надпочечников, если они не осведомлены ни о роли диафрагмы, ни о капиллярах, ни о лимфатических путях!
Лимфатические сосуды из задней части подплеврального канала диафрагмы пересекают ее и заканчиваются во внутрибрюшных ганглиях. Пересекая узлы, расположенные на выпуклости диафрагмы, они направляются к группе желез, расположенных позади перикарда, вокруг пищевода и аорты. Эти узлы расположены у брюшного отдела пищевода и частично над брюшной аортой. Закупорка этих желез может спровоцировать икоту и повышение давления крови в поддиафрагмальном отделе брюшной аорты вследствие задержки неэлиминированных метаболитов в ее брюшной стенке.
Мы часто наблюдаем, особенно у женщин после беременности, значительное сужение брюшной аорты, иногда эта часть аорты сильно кальцинирована, почти хрящевидна. Эти наблюдения подчеркивают опасность закупорки околоаортальных лимфатических желез, нормальная функция которых обеспечивает полноценную элиминацию метаболитов.
"Сосуществование" асцита и двусторонней плевральной патологии с присоединением почечной недостаточности, сердечной декомпенсации при циррозе печени легко объяснимо соприкосновением лимфатических коллекторов, расположенных над и под диафрагмой.
Но как можно объяснить отсутствие гнойных скоплений в брюшине при гнойном плеврите? Пути лимфатических сосудов остаются теми же в обоих случаях. При гнойном плеврите лимфатические сосуды грудной клетки могут быть сжаты, отток в брюшную полость грудной лимфы, содержащей лейкоциты и микробные тела, более чем вероятен, и тем не менее никогда не наблюдается скоплений гноя в брюшине при гнойном плеврите.
И вот объяснение: в брюшной полости число лимфатических узлов во много раз больше, чем число лимфатических узлов в грудной клетке. Это они, брюшные железы, фиксируют, задерживают, подвергают распаду, превращая в безвредные молекулы микроорганизмы, частички гноя, остатки белковых токсинов.
Лимфатические пути нервной системы. Масканьи (Mascagni) констатировал присутствие лимфатических сосудов в мягкой мозговой оболочке. Твердая мозговая оболочка также покрыта системой лимфатических отверстий и сетью лимфатических капилляров. Рувиер (Reuviere, 1929) первым увидел и описал лимфатические сосуды, охватывающие симпатические узлы (ганглии). Он обнаружил богатую лимфатическую циркуляцию в шейных ганглиях.
Лимфа, омывающая нервные элементы мозга, протекает в периваскулярных или адвентициальных оболочках. Последние окружают все кровеносные сосуды - артерии и вены; они более развиты вокруг артерий, чем вокруг вен. Лимфа находится между мышечной оболочкой артерий и адвентицием. Здесь расположены так называемые трабекулы, заменяющие лимфатические клапаны. Каждое пульсирующее сокращение артерий продвигает лимфатический поток, трабекулы же препятствуют обратному ходу лимфы. Кроме того, в центральной нервной системе существуют настоящие лимфатические сосуды. Лимфа нервных центров в субарахноидальном пространстве соединяется со спинномозговой жидкостью.
Спинномозговая жидкость. Она частично возникает в нервных центрах: плазма крови в капиллярах, окружающих клетки мозговых центров, может просачиваться под адвентициальные оболочки. Кроме того, спинномозговая жидкость образуется в сосудистых сплетениях желудочков головного мозга.
Спинномозговая жидкость (ликвор) заполняет субарахноидальные пространства, желудочки мозга, стекает в спинной мозг. Жидкость, орошающая головной и спинной мозг, увлажняет нервные стволы на пути их распространения; она изменяется не только локально, но является важным фактором в возникновении патологических явлений в центральной нервной системе.
Каждое изменение работы печени, селезенки, почек, каждая вариация состава вне и внутриклеточных жидкостей, каждое сокращение объема кислорода, отпускаемого легкими мозгу, отзывается на составе, вязкости, скорости протекания ликвора и спинномозговой жидкости. Все это могло бы объяснить некоторые болезненные проявления, возникающие в головном и спинному мозгу.
Объем спинномозговой жидкости колеблется от 120 до 155 мл, предельные цифры 60 и 300 мл у стариков. Давление равняется 125 мм рт.ст. в положении лежа и 410 мм в сидячем положении. Если при лежачем положении давление ликвора и спинномозговой жидкости снижается до минимума, можно предположить, что это значительное снижение может явиться фактором, облегчающим погружение в сон - засыпание.
Из субарахноидальных пространств головного мозга ликвор проходит в периваскулярные оболочки, оттуда он стекает в лимфатическую систему и вместе с лимфой попадает в вену. Таким образом, рядом с кровотоком и лимфотоком существует замкнутая и свободная (вспомните кровяные озера в печени, селезенке и в венозном синусе) циркуляция ликвора и спинномозговой жидкости.
Понятно, что благодаря беспрерывному смешиванию крови и лимфы спинномозговая жидкость с помощью каких-то механизмов и неизвестных физико-химических реакций, можно сказать, таинственных, строго охраняет свою структуру. Все бесчисленные функции мозга зависят от целостности и полноты трех потоков и от состава крови, лимфы и спинномозговой жидкости (ликвора).
Лимфатическая система почки. В сальной капсуле почки, охватывающей также и надпочечник, находится внутри жировой ткани очень важная лимфатическая сеть, с помощью анастомозов контактирующая с другой почкой. Анастомозы имеются также между почечным сплетением и лимфатической сетью брюшины, печени, диафрагмы, аппендикса, ободочной кишки, а иногда и яичников или тестикул.
Благодаря этим связям, постоянной "бдительности и солидарности" всех перечисленных сплетений болезни почек очень редко провоцируют болезненные изменения во внутренних органах, хотя все сплетения этих органов полны микробами и токсинами. Роль лимфатической системы как огромного фактора защиты абсолютно не изучена, неизвестна и пренебрегается иммунологами.
Сисганов (Sisganoff) в 1940 г., измеряя количество лимфы, вытекающей из каждой почки, обнаружил, что в течение минуты из одной почки выделяется 0.5 мл лимфы, т.е. 1.5 л за сутки из обеих почек - количество, равное суточному объему мочи.
Шуман (Schuman) и его сотрудники обнаружили в почечной лимфе от 0.44 до 4.2 г альбумина. Можно бы предположить, что изолированная альбуминурия, без цилиндров, эритроцитов, без почечных клеток, появляется в результате перегрузки или закупорки почечных лимфатических путей, чрезмерно заполненных метаболитами.
Кайзерлинг и Суутмаьер (Kaiserling, Sootmayer, 1939), сжимая лигатурой лимфатические сосуды почки, обнаружили, что при этом объем почки увеличивается в 2 раза. Происходит лимфатический стаз в почечной ткани. Кайзерлинг, констатируя через несколько дней после лимфостаза гистологические изменения в почечных канальцах, предложил термин "лимфогенный нефроз".
Перевязав лимфатические пути почки лигатурой, Ромуалди и Монначи (Romualdi, Monnaci) в 1947 г. спровоцировали альбуминурию и цилиндрурию (лимфогенный нефроз). В случаях закупорки мочеточника камнем или обильным песком моча поглощается лимфатическими сосудами. Закупорка лимфатических сосудов играет доминирующую роль в развитии гидронефроза.
Андерсон и Мак-Дональд (Anderson, McDonald, 1946) констатировали наличие микроскопических камней в здоровых почках. Минеральные частицы всегда элиминируются лимфатическими сосудами почки, как частички угля, пыли дренируются лимфатическими сосудами легких. Когда в лимфатических сосудах повышается осмотическое давление в связи с загруженностью лимфы метаболитами, минеральные частицы заполняют промежуточные ткани почки и проникают в канальцы.
Мы уже давно обратили внимание на синдром скрытого почечного камня. Если с помощью пальпации брюшной полости вы найдете спазмированные или напряженные мочеточники и если одновременно в моче появляются эритроциты, а кальция и фосфатов выpделяется недостаточное количество, нужно думать о скрытом почечном камне.
Каждое увеличение давления в кровеносных капиллярах, каждое уменьшение белковых молекул в плазме крови, каждое увеличение молекул хлористого натрия вызывает, перегрузку лимфатических сосудов, сопровождающуюся прекращением способности абсорбции лимфатическими путями. В этих случаях имеет место механическая недостаточность лимфатических сосудов. Она может быть также спровоцирована сужением лимфатических сосудов и удалением лимфатических стволов и узлов при хирургическом вмешательстве.
В результате недостаточности лимфатической системы, как правило, наблюдается появление кожных отеков, а также скопление и застой воды в полости брюшины, в грудной полости, отек нижних конечностей, отек мозга. Эта недостаточность всегда вторичное явление, так как увеличение фильтрации плазмы крови через капиллярные стенки не компенсируется поглощением воды лимфатическими сосудами.
Лимфатическому оттоку от нижних конечностей способствует ходьба. Увы, увеличение количества автомашин, прогрессивная "моторизация" человечества способствует развитию слоновости, т.е. вызывает расширение вен и лимфатических сосудов и как следствие - лимфостаз. Через 20-30 лет половина цивилизованного человечества будет иметь огромные распухшие ноги.
Восстановление анатомической целостности легочной ткани после болезненных агрессий зависит от функции неповрежденной лимфатической системы. Каждая лимфатическая недостаточность сопровождается загромождением, засорением легочной ткани молекулами альбумина. Последние, поглощая воду (как губки), провоцируют отек легких с последующим новробразованием соединительной ткани, т.е. фиброзом или склерозом легких. Таким образом, стаз в лимфатических сосудах легких играет доминирующую роль при образовании легочного отека.
Жители городов и промышленных центров при каждом вдохе вместе с воздухом вводят в легкие нерастворимые частицы пыли, УГЛЯ, бензина; в равнинах Восточной Европы, на участках азиатских, африканских и ближневосточных пустынь население ежегодно в течение четырех месяцев вдыхает частички песка. Предположим, что в течение дня человек, живущий в этих районах, вдыхает 3-5 г тяжелых нерастворимых частичек, сделайте небольшое умножение: в течение месяца эти 3-5 г превратятся в 100-150 г. В течение года количество вдыхаемых частичек составит 1200-1300 г, за 60 лет это число достигает 72-100 кг.
Жизнь оказалась бы задушенной под тяжестью вредных частиц за какие-нибудь несколько месяцев, если бы механическому, химическому и микробному травматизму организм не противопоставил бы беспрерывный, непрекращающийся фагоцитоз и действие лимфы, которая дренирует, расщепляет, уносит опасные частицы. Уже в 1902 г. Тенделоо (Tendeloo) продемонстрировал присутствие в лимфе частичек пыли. Их находят и внутри фагоцитов.
Антракоз и силикоз поражают и разрушают огромные участки легочной ткани, если сокращается фагоцитарная способность клеток и если дренаж, совершаемый лимфатическим потоком, становится недостаточным.
Проницаемость капиллярной стенки может быть нарушена гипоксемией, избытком микробных токсинов, увеличением нормальных метаболитов (мочевина, мочевая кислота, хлористый натрий и пр.), которые загромождают капилляры и вызывают загустение плазмы крови путем закупорки, обструкции лимфатических узлов, расположенных в верхнем течении лимфы, и замедляют или полностью задерживают ее поток.
Когда проницаемость мембраны кровеносных капилляров чрезвычайно увеличивается, когда появляется гиперпория, превосходящая определенный уровень, увеличивается объем фильтруемой жидкости, которая, не находя себе места в переполненных лимфатических сосудах, заполняет альвеолы и бронхиолы. Развивается отек легкого с разрывом многочисленных кровеносных капилляров, поэтому лимфа может превратиться в геморрагическую.
Вблизи воротной вены, несущей кровь в печень из всех отделов желудочно-кишечного тракта, проходит мощный лимфатический сосуд. Поток лимфы, направляющийся в печень, очень изменчив: сразу после поступления пищи в желудок объем лимфы увеличивается на 80 %. Так называемое серозное воспаление печени может быть спровоцировано закупоркой лимфатического протока. Если кровеносный и лимфатический потоки, а также промежуточные жидкости находятся в состоянии застоя, не исключено развитие цирроза печени.
Давно известны вирусные гепатиты; когда обнаруживается болезненный синдром и одновременно микроб или вирус, последних обычно склонны принимать за причину заболевания. Нельзя ли допустить, что появлению вируса предшествовала массивная деструкция печеночных клеток из-за изменения состава крови, уменьшения притока кислорода? Почему не предположить, что роль вирусов и микробов является, скорее, действием могильщика, а не чрезвычайного агента болезненных изменений.
Микробиологи и клиницисты забывают об одном эпидемиологическом феномене, многократно наблюдавшемся во время каждой эпидемии оспы, холеры, чумы, болела только одна треть населения, не больше. Не имеем ли мы права предположить, что врожденный иммунитет в два раза более действен, чем самая опасная инфекция.
Анализ происхождения гепатита показывает, что каждая декомпозиция молекул, даже продукты распада белковых молекул, так же токсичны, как токсины самых вредоносных микробов и вирусов.
Печень производит за 24 ч от 1 до 1.5 л желчи; одна ее часть направляется в кишечник, другая - в желчный пузырь, служащий складом, резервуаром. Желчь превращает жиры, содержащиеся в пищевых веществах, в субстанцию, которая затем расщепляется в тонком кишечнике на более мелкие фрагменты с помощью пищеварительных ферментов. Большинство этих ферментов поступает из поджелудочной железы. Пищевые жиры не могут быть ассимилированы кишечником в том виде, в каком они содержатся в пище. Под действием желчи жиры распадаются на глицерин и жирные кислоты. В клетках слизистой оболочки кишечника молекулы глицерина и жирных кислот соединяются, и химически восстановленные жиры начинают свое путешествие в крови.
В крови жиры, обладающие большим запасом энергии, снова распадаются на субстанции с более простой структурой и с меньшей энергетической ценностью. Таким образом, несколько квантов энергии освобождается и может быть утилизировано клетками и тканями. Продукты метаболизма жиров покидают организм в виде воды и углекислоты. Все эти чудесные превращения происходят в минерализованном потоке воды.
В желчном пузыре желчь теряет часть своей воды и становится более концентрированной; если она становится слишком концентрированной, образуются кристаллы камней, часто фиксирующие кальций. Вот взаимозависимость между формацией камней и внеклеточным движением жидкостей.
Поэтому при лечении холецистита нельзя забывать о первостепенной . роли движения внеклеточных жидкостей. Применяя одно лишь фармакологическое и диетическое лечение, невозможно достигнуть излечения или предупреждения холецистита и избежать образования камней. Каждый раз, когда попадает в кишечник, желчный пузырь сокращается, чтобы вылить на жир максимум желчи. Если в желчном пузыре есть камни, они могут провоцировать сильные боли, проникая в желчный проток. Наилучшим предупреждением желчных кризов является недопущение пищевой перегрузки, а также применение горячей грелки на область печени и желчного пузыря.
Для печени является тяжелой работой ежедневно производить 1-1.5 л желчи, она использует многочисленные субстанции для образования желчи, начиная с остатков распада эритроцитов. После эмульгирования жира желчные кислоты распадаются в тонком кишечнике и проникают через слизистую оболочку кишечника в кровь, затем они опять восстанавливаются в желчные кислоты и возвращаются в печень с потоками крови.
Чтобы дезагрегировать желчные кислоты в кишечнике, необходимо действие микробов - колибацилл, без этих микроорганизмов непрерывное восстановление желчных кислот было бы невозможным. Можно предположить, что действие микробов не всегда вредоносно, и, даже с антропоцентрической точки зрения, лишь очень незначительная часть микробной флоры кишечника представляет собой асоциальный элемент.
Известно приблизительно около 30 биохимических функций печени; когда наши исследовательские возможности продвинутся еще дальше, обнаружатся еще 130 функций, а может быть, и больше!... Что же, то, что нам уже известно, достаточно, чтобы понять, какое чудо представляет собой крошечная клеточка печени. Печень, как и другие органы, не прекращает своей работы ночью. Химико-гепатический трест вынужден в течение ночи дезинтоксицировать, нейтрализовать, выводить токсины усталости, скопившиеся за день. Если печень не выводит токсические вещества, сон не приносит организму никакого отдыха и утром человек просыпается усталым, даже более утомленным, чем в момент засыпания.
В США биохимики расценили работу печени: для обеспечения ее химических реакций потребуется лаборатория с заведующим, тремя ассистентами и пятью лаборантами! В микроскопическом пространстве в недрах каждой клетки с головокружительной быстротой в течение всей нашей жизни рождаются, протекают и заканчиваются неисчислимые реакции, представляющие собой огромное чудо, которое мы с восхищением наблюдаем.
Альбуминурия в тканях. Термин этот создан Эпингером и должен был бы стимулировать микробиологов тщательно пересмотреть и передумать, тщательно пережевать свои слишком догматические доктрины. Продолжая усиленные вакцинации, кончают очень опасной, нелогичной интеллектуальной аутовакцинацией.
Милль (Mill, 1957) объединил несколько клинических наблюдений детей Ямайки, страдающих циррозом печени, спровоцированным голодом. Расстояние между печеночными клетками и в окружности воротной вены были закупорены эозинофильными коагулянтами. Когда кровеносный и лимфатический протоки, промежуточные жидкости находятся в состоянии застоя, непроточности, цирроз возникает без предшествующего внедрения вирусов.
Печеночная лимфа содержит больше белковых молекул, чем лимфа других органов. Так называемое серозное воспаление может быть спровоцировано закупоркой лимфатического потока в печени. Закупорка лимфатических путей капсулы печени провоцирует болезненные изменения, останавливает движение жидкостей брюшной полости. Асцит, скопление газов в толстой кишке, оттесняя печень к грудной клетке, сжимают нижнюю полую вену, сужают лимфатические пути в брюшной области и сокращают лимфопоток в печени.
Легочные капиллярные сосуды замечательно адаптируются к разнообразным нуждам организма. В состоянии покоя через них походят 4-5 л крови, необходимые для обеспечения фиксации и доставки кислорода в ткани и органы. При физической работе капилляры легких могут принять 30 л крови в минуту. Время прохождения крови через капилляры легких в покое равно 0.75 с, при тяжелой физической работе - 0.35 с.
Число легочных альвеол колеблется от 300 до 400 млн с общей поверхностью в 50 м при выдохе и 130-150 м при вдохе. Альвеолярные клетки обладают липолитическим, протеолитическим и гликолитическим хозяйством. Они способны также элиминировать частички холестерина.
Если признать специфическую деятельность каждой клетки, надо допустить, что вне ее каждая клетка дирижирует оркестром неисчислимых ферментов, в каждой клетке должен существовать центр, подлинный ум клетки, который направляет, стимулирует, тормозит, управляет проницаемостью, цитоплазматическими потоками, дозирует ферментативные микровзрывы.
Крошечная альвеолярная клеточка не является пассивной мембраной: она фагоцитирует гематин и, если нужно, отрывается от альвеолярной ткани, для того чтобы фагоцитировать (как лейкоцит) жирные и красящие частички. Она образует псевдоподии.
Большие бронхи имеют калибр 200 мм, конечные бронхи - 1 мм. Непонятно, почему преподаватели анатомии и анатомические трактаты не дают никаких указаний о пространстве и структурных пропорциях органов. Врач не имеет никакого понятия и представления ни о микроскопической величине, ни о микроскопической комплексности. Он пребывает в словесном плену, он волен нагружать себя абстрактной терминологией, но он не может дать себе отчета ни в истинном действии фармакологических веществ, ни в отдельных результатах хирургических вмешательств.
Это полное неведение реальных анатомических величин клеточного хозяйства, которое необходимо знать и уважать, создало истинно антибиологическое положение в медицине, направленное против жизни, против здоровья: бесконечные скопии, калечащие биопсии, удовлетворяющие лишь нездоровое и опасное любопытство.
Калибр бронхиол меньше одного миллиметра. Каждый раз, когда вводят в бронхи липоидол при рентгенологических исследованиях, отдают ли себе отчет в том, что при этом надолго травмируют миллионы бронхиол - огромную дыхательную поверхность - и что только крошечная часть уцелевших бронхиол может регенерировать в течение многих лет.
Бронхиолы удлиняются и расширяются во время вдоха и принимают нормальный объем при выдохе. Дыхательная бронхиола - это группа альвеол, зона легкого проникновения микробов. На этом уровне происходят аутокаталитические процессы.
Когда вспоминаешь, что уже больше столетия легкие человека засорены антрацитной пылью, когда отдаешь себе отчет в том, что у населения больших городов дыхательная поверхность легких ежегодно сокращается, когда думаешь о распространении вредоносных газов от миллионов машин, когда присутствуешь при возрастающей радиоактивности, то безразличие медицинских органов к этим бедствиям выглядит чудовищным и становится недопустимым. Теперь прочтите небольшую выдержку из отчета, сделанного на конгрессе, состоявшемся в Риме в декабре 1957 г., о загрязнении атмосферы.
"В Англии легкие жителей больших городов, обследованные после смерти, не имеют более розовой окраски, они серые по причине инкрустации в них сажи. Число заболеваний раком легкого без конца увеличивается. Туман, смешанный с дымом, является неоспоримым канцерогенным фактором, утверждают врачи и биологи Калифорнии в США, они подвергали тысячи животных действию тумана и дыма. Эта смесь препятствует проникновению ультрафиолетовых лучей, необходимых для нормального роста детей - увеличивается количество случаев рахита.
В Турине зарегистрировано 7 т осадков пыли и сажи за 24 ч. Кроме сажи воздух заражен канцерогеном,бензопиреном, побочным продуктом бензина, а также серой, аммиаком, окисью углерода, опаснейшего врага дыхания. Обогревание газом увеличивает это отравление. Ветер разносит эти частички на тысячи километров.
В Милане расходуется ежедневно 1 300 000 л бензина. В Париже - приблизительно 9 000 000 л; 7 % этого бензина, т.е. более чем 600 000 л несгораемых отходов, ежедневно загрязняют его атмосферу. Десятки тысяч углеводородов интоксицируют парижан.
Частички сероводорода витают в атмосфере, падают, перемешиваясь с каплями дождя, на камни домов, покрывая их серым грязным слоем, и провоцируют эрозию стен. Бедные человеческие легкие с их изумительным механизмом защиты более выносливы, чем стены!"
Отравленный воздух порождает хроническую гипоксемию не только в легких, но и в умах. Мысль, воля приглушены, люди в больших городах становятся инертными стадами и, тем самым, легкой добычей диктаторов и авантюристов. Индустриальная цивилизация умирает в физической, моральной и умственной асфиксии.
Помимо своих специфических функций тело нервной клетки должно обеспечивать интеграцию и непрерывное возобновление своей цитоплазмы, вплоть до окончания аксона и дендритов. Нервная клетка должна также возобновлять содержимое нервных стволов, длина которых составляет метр, а со всеми своими разветвлениями - гораздо больше. Какой взрывчатый динамизм, какая невероятная сила дана этой крошечной нервной клеточке, чтобы хотя бы выполнить функцию питания и элиминации отходов на огромной поверхности в сравнении с объемами тела клетки.
Кроме того, нервная клетка является центром, средоточием сигнализаций, стимуляций, колыбелью мысли, науки, искусства, страстей, чувств, распорядительным постом, направляющим все физиологические функции, регистрирующим каждую пертурбацию, бдительным часовым всех жизненных феноменов.
Если каждая клетка мозга представляет собой штаб, центр, беспрерывно управляющий распадом и восстановлением, деструкцией и реконструкцией, то как на этом химическом складе, полном молекул, летающих со скоростью выпущенной пули, как среди всего этого вращения могла родиться, оформиться частичка мысли, нуждающаяся в покое, сосредоточенности и размышлении?
И тут мы вынуждены констатировать, что ничего, трижды ничего не заем о связях, взаимоотношении между содержимым церебральной клетки, с одной стороны, и вспышками мысли - с другой. Нам известны расстройства моторики, чувствительности, но взаимозависимость между клетками мозга и мыслью остается тайной.
Какую же тогда ценность представляют дискуссии о сознании и подсознании? И сколько лет надрывались эпигоны Фрейда, Адлера, Юнга, чтобы определить границу между Сознанием и Подсознанием? Благодаря аксону и дендритам поверхность и объем нервной клетки значительно увеличены. Можно бы говорить о вездесущности (повсеместном присутствии) каждой клетки мозга в каждой крошечной, наимельчайшей точке организма. Метаболизм нервной клетки огромен.
Надо переработать питательные вещества, организовать элиминацию отходов (метаболитов) на поверхностях и пространствах, по размерам в миллионы раз превышающих объем тела самой клетки. Мозговая клетка - самая чудесная машина в миниатюре из всех существующих в мире. И с каким пренебрежением, с каким невежеством человек пользуется этой машиной! Он разрушает ее могущество, ее функции неправильным питанием, ленью, наивной доверчивостью, своими школами, удушающими расцвет свободной мысли, перегрузкой памяти, и клетки мозга, изъеденные ржавчиной, погружаются в инерцию, окончательную и непоправимую.
Оболочка миелина. Липопротеидные мембраны, составляющие оболочку миелина, число которых достигает нескольких десятков, изменяют проницаемость поверхности нервных путей. Эти мембраны обеспечивают ионные транзиты, без которых проводимость нервного импульса была бы невозможна.
Каково значение многочисленных миелиновых оболочек? Это защита ориентации ионного транзита, гарантия против распыления, рассеивания, утечки ионов, которые должны оставаться в аксоне для обеспечения запланированного пути нервного импульса.
Read 486 times