Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; Color has a deprecated constructor in /home/iotanet/apicenter.eu/templates/gantry/features/color.php on line 11
Глава 3 · Патология
  • Good Food Good  Food Good  Food Good  Food Good  Food Good  Food Good Food
  • Bad Food Bad Food Bad Food Bad Food Bad Food Bad Food Bad Food
  • Holistic Center
Патология
Метаболиты - зола живой субстанции, отходы клеточного и тканевого метаболизма, если они не элиминированы, закупоривают, загромождают каналы выделения конечных продуктов обмена веществ. Существуют метаболиты плотные, соединенные в цепи гигантских молекул, находящихся в крови и лимфе или во внеклеточных жидкостях и представляющие большую опасность для организма.
Закупорка кровеносных капилляров является основой возникновения капиллярита, артериита, эмболии, тромбоангоитов, флебитов, коронарита, мозговых кровоизлияний (геморрагии), почечных болезней.
Закупорка лимфатических капилляров - основная причина лимфангоита, если закупорка сопровождается микробной агрессией; если закупорка чисто механическая - это элефантиазис (слоновость). Закупорка желчных капилляров ведет к воспалению желчных путей печени. Кровеносные капилляры, лимфатические, желчные - зажатые, задыхающиеся, гонят свою плазму, свои жидкости в брюшную полость. Налицо асцит, и на кладбище мертвых капилляров возникает тень пролиферирующей соединительной ткани, покрывающей могилы паренхиматозных клеток покровом меланхолического забвения.
Камни желчного пузыря, мочевой песок - это вторжение молекул кальция, связанных с фосфатами, оксалатами и холестерином, которые закупоривают извитые канальцы почек, располагаются в желчном пузыре, хрусталике, суставных полостях, периартикулярных тканях (хронический гипертрофический ревматизм), на внутрипозвоночных дисках (золотоносные жилы для ревматологов и хирургов), на внутренней поверхности черепной коробки (монголизм) и т.п.
Констатируя чрезмерную потерю кальция, вы наблюдаете рахит у детей, остеомаляцию костей у престарелых.
Скрупулезные описания специальной патологии перегружены устаревшими концепциями. Каждый маленький синдром окрещен абстрактным термином. С истинным самозабвением старательно группируются незначительные локальные поражения, но о больших потоках жизни не отдают себе отчета. Когда патологи и клиницисты поймут и осознают, что в большинстве заболеваний первостепенным фактором является закупорка капилляров, артериол, бронхиол, проходы, забитые гигантскими перекисленными молекулами метаболитов, число этикеток болезней сократится, также уменьшится избыток медикаментов и хирургических вмешательств, и простая, действенная и скромная терапия будет наконец применяться прозревшими врачами.
Ритм, степень окисления доминируют во всей патофизиологии. Сгорание, окисление, нормальная элиминация метаболитов - абсолютное здоровье. Сгорание, окисление, недостаточная элиминация метаболитов - состояние болезни.
Астма - это скопление метаболитов в кровеносных, лимфатических капиллярах и во внеклеточных жидкостях бронхиол; экзема, крапивница, зуд - это застой метаболитов в коже. Это изменение направления гуморальных потоков, выносящих излишки метаболитов то к коже, то к бронхиолам.
Прошло 25 веков, с тех пор как Гиппократ создал термин "меланхолия" (черная желчь), чтобы охарактеризовать абсолютную взаимосвязь мозговой болезни с гуморальным расстройством. Современная психиатрия в поиске установления связи между структурами и функциональными расстройствами центральной нервной системы вынуждена обратиться к современной неврологии.
Неврология же (год 1958), эта огромная, очень важная ветвь медицинской науки, гордая своей топографической диагностикой, кичащаяся своей псевдоматематической точностью определений бесчисленных мозговых повреждений, в силу какого-то странного интеллектуального заблуждения отклонилась от нормы и продолжила свои исследования в выхаживании больных, совершенно пренебрегая церебральной ирригацией кровеносных и лимфатических капилляров.
Венозные петли капилляров в функциональном контакте с лимфатическими капиллярами беспрерывно элиминируют метаболиты и безостановочно очищают внутримозговую жидкость. Постоянно увлажняя все разделы (борозды, извилины) коры головного мозга, ирригируя его желудочки, внутримозговая жидкость является так же жизненно необходимой, как дельта Нила в сельском хозяйстве Египта.
Внутримозговая жидкость вытекает из субарахноидального сплетения, чтобы затем влиться в центральный канал спинного мозга. Каждое замедление потока, каждая его задержка провоцируют изменение состава мозговой жидкости, В этих случаях происходит нарушение питания 13 млрд нейронов коры головного мозга, которым нельзя пренебрегать.
Замедление потока мозговой жидкости вызывает уменьшение притока кислорода к мозговым клеткам, сокращая их активность, провоцируя даже клеточный некроз, если степень кислородного дефицита делает жизнь клеток невозможной. Господа неврологи должны бы помнить, что один грамм мозга содержит в 30 раз больше кислорода, чем один грамм мышцы. С другой стороны, каждое замедление течения внутримозговой жидкости в лимфатических сосудах увеличивает в ней скопление метаболитов.
Каждое перенасыщение мозговой жидкости мочевиной вызывает хроническую интоксикацию нейронов головного и спинного мозга. Каждое увеличение кристаллов мочевой кислоты провоцирует их проникновение в мембраны нервных клеток, в корешки церебральных нервов; отсюда происхождение невритов, полиневритов, невралгий. Вирусы передаются клеткам мозга кровеносными и лимфатическими капиллярами через внутримозговую жидкость.
Если клетки нормально окислены и их мембраны не деформированы, если кровь и спинномозговая жидкость сохраняют свой нормальный состав, вирус будет нейтрализован уже во время пути. Каждое перенасыщение внутримозговой жидкости хлористым натрием вызывает отек мозга. Соли кальция провоцируют в юном возрасте отложение их на внутренней стороне черепной коробки анатомо-патологический субстрат монголизма. В зрелом возрасте отложение кальция на внутренней части черепа является причиной возникновения болезни Педжета (Page). С другой стороны, осаждение бесчисленных кристаллических молекул на область капилляров и прекапиллярных артериол мозга лежит в основе расстройства питания, некроза многочисленных нейронов и размягчения мозга.
Каждое препятствие течению внутримозговой жидкости в центральный канал спинного мозга также способствует в раннем детстве развитию гидроцефалии. В более позднем возрасте отек мозга, сжимая венозные и лимфатические стволы, может послужить причиной мозговых тромбозов.
Офтальмологи должны пересмотреть свои концепции о расстройстве зрительных нервов и ретины. Без понимания корреляции между капиллярной ирригацией мозга, без глубоких знаний изменений внутримозговой жидкости рациональное лечение сетчатой оболочки, глаукомы, катаракты невозможно. Оториноларингологи должны бы вспомнить, что слезный канал находится в непосредственной связи с мозговой жидкостью. Отосклероз мог бы быть вылечен, если бы специалисты ознакомились с патофизиологией ирригации, окисления мозга и ролью внутримозговой жидкости.
Рациональная гидротерапия, базирующаяся на гуморальной и клеточной физиологии, на диететике, направляемая полным анализом мочи, терапия, основанная на методическом применении пиявок за уши и на область печени, горячих обертываний грудной клетки, открывающих легочные капилляры и нормализующих образование форменных элементов крови, на капилляротерапии скипидарными ваннами, на лечении почечной недостаточности, открывает замечательные возможности устранения расстройств центральной нервной системы.
Огромное количество душевнобольных (в США их больше 5 млн), прозябающих в приютах, никогда не обследуется клинически, а их можно бы вылечить или облегчить их состояние. Надо начинать с обследования дыхательной дисфункции, циркуляции крови и элиминации задержанных метаболитов.
Большинство душевнобольных остается без лечения из-за того, что психиатры никогда не интересуются изучением связи между психическими и соматическими дисфункциями.
Товарищи неврологи и психиатры, проснитесь! Предлагаемая вам терапия с успехом применяется при мозговых заболеваниях. Психиатры не удосуживаются исследовать больных физиологически.
Так называемая консультация сводится большей частью к разговору между врачом и больным; психиатры не интересуются ни объемом дыхания больного, ни суточным количеством мочи, ни состоянием кожи.
Обследуя душевнобольных, мы находим гипоксемию и недостаточность почек. Мы достигли более чем благоприятных результатов у больных с маниакальным психозом. Фруктово -овощная диета, продленный курс ванн с настоем сена, горячие обертывания грудной клетки, настойка горицвета (адонис весенний) дали весьма удовлетворительные результаты. Менее благоприятными оказались результаты лечения депрессивной формы психоза.
Мы убеждены, что тщательное физиологическое изучение всех функций у душевнобольных, их нормализация при помощи наших скромных средств откроет широкие горизонты на благо больных и пробуждение психиатрии.
Число дефективных детей колеблется между 2-4 % на детское население мира. При этом мозговые дефекты в результате пренатальной патологии возникают в 90 % случаев. Когда мать во время беременности страдает почечной недостаточностью, плацентная жидкость и кровь умбиликальной вены перегружены хлористым натрием, который может вызвать отек мозга у плода. Кроме того, при беременности у матери часто наблюдается декальцинация, тогда плод может подвергнуться осложнениям из-за скопления кальция в черепной коробке (монголизм). Если во время беременности матери не хватало кислорода, у плода в момент рождения может проявиться гипоксемия мозга с многочисленными повреждениями нейронов.
Этиологическими факторами послеродовой патологии может служить менингит, энцефалит, физический травматизм. Согласно Жане (Jeannet, 1956), существует сто синдромов дефективности, из которых 20 являются наиболее важными. Жане и его сотрудники обследовали 2500 детей, из них 40 % с серьезными мозговыми поражениями, с коэффициентом умственного развития ниже 25 %; у 30 % коэффициент варьировал от 25 до 50 % и только 30 % имели коэффициент 50-75 %.
Осмотр детей должен установить:
1) социальные условия,
2) зрительные и слуховые расстройства,
3) расстройства речи и движений (ходьба),
4) затруднения в чтении и письме,
5) наличие атетоза. Прогноз восстановления умственных способностей бывает более оптимистичен в случаях атетоза (беспорядочные непроизвольные движения пальцев) и атаксии.
В случаях спастической гемидиквадриплегии прогноз более мрачен, но даже и в этих случаях наше лечение помогает улучшить прогноз.
В раннем детстве существуют два заболевания, сопровождаемые деформацией черепа: это гидроцефалия и поддуральная гематома. Применяя пиявки за уши, фруктово-овощной режим без соли и гипертермические ванны, мы добиваемся в этих случаях большого улучшения. Мы предпочитаем пожертвовать нашим неврологическим любопытством и избегать каждой бесполезной травмы и раны. Для нас неприкосновенность организма больного более важна, чем удовлетворение, испытываемое при установлении безукоризненного диагноза. Допускаемое из чувства профессиональной гордости чванство стопроцентной точностью диагностики является большим заблуждением. Никогда не существует полного диагноза, каждый диагноз всегда частичен. Создают этикетку, которая не в состоянии охватить все факторы заболевания, и в каждой болезни всегда существуют нераспознанные, неизвестные факторы.
Можно считать второстепенными результаты расстройства церебральной недостаточности: дыхательный криз, циркуляторный криз, термолабильность, нарушения сна. Для нас эти расстройства являются результатом прогрессирующего сжатия мозга отложениями кальция в черепной коробке. Если своевременно начать лечение, эти расстройства не появляются.
У эпилептиков развитие дефицита мозговой деятельности наблюдается исключительно редко. Наполеон умер в возрасте 51 года, Достоевский в 62 года. Мне неизвестна дата смерти Магомета, но, как и все, я знаю, что эти три человека были эпилептиками. Я был бы весьма счастлив обнаружить хоть частицу их ума у заслуженных мастеров невропатологов и нейрохирургов!
Хроническая малярия представляет собой малоизученную скрытую хроническую инфекцию, паразит которой замаскирован и его проявления кажутся банальными или мало характерными. После двух мировых войн хроническая малярия так теперь распространена, что становится некоей хронической "пандемией".
Хроническая малярия часто тотально безмолвна, скрыта в каких-то уголках организма. Она развивается втихомолку. Мы проходим рядом с этим злом, не узнавая его, даже не желая взглянуть ему в лицо.
Неведомая большинству, неопознанная и нелечимая, скрытая малярия разворачивает цепочку своих коварных, предательских манифестаций у многих субъектов, не будучи обнаруженной в течение всей их жизни. Будто по сговору, скрываются истинные причины многочисленных несчастных случаев, непокорных, не поддающихся никакой локальной терапии, с почти окончательным искажением целостности пораженных органов.
Прежде чем изложить наши собственные замечания по диагностике и по терапии хронической малярии, мы продемонстрируем небольшой перечень наблюдений, сделанных другими авторами. Мы не упустим, конечно, возможности подчеркнуть мнения, подтверждающие наши патогенетические и терапевтические концепции. Предоставляем слово проф. Риё (Rieux) из Валь-де-Грасе, выдающемуся специалисту по тропическим заболеваниям. Проф. Риё очень категоричен, считая, что происхождение истинной малярии обязательно связано с констатированием малярийного паразита в крови больного.
Клинические проявления, которые у "старых" маляриков могут выявиться спустя год после последнего приступа лихорадки, отвечают одной из двух интерпретаций: или это осложнение малярийной инфекции, "остаточные явления", которые иногда носят эволюционный характер и имеют лишь одну начальную связь (но не природную) с первоначальной малярией, или же оно ничего общего не имеет с малярией: желчные и почечные колики (приступы), субфебрильная лихорадка, септицемия с пирогенным (вызывающим лихорадку) микробом, эндокардит, амёбиаз и пр.
Столько же различных форм "псевдомалярии", которые дают лишь одну клиническую аналогию с малярией и никогда специфику, присущую малярийному возбудителю. Во всех случаях отсутствия этого патогенного агента исключается диагноз малярии.
После таких доводов логическое заключение должно свестись к оперативному или лекарственному лечению желчно-септических приступов, к лечению локальных расстройств у "старых" маляриков, но никогда не допускалась мысль о малярии. Мы не прибегаем ни к хирургическому вмешательству, ни к варварскому приему промывания желчного пузыря, ни к сульфамидным, ни даже к универсальной панацеи - антибиотикам, и наши больные выздоравливают.
Наличие в крови паразита болотной лихорадки сохраняет все свое значение для позитивной диагностики. Заблуждение заключается в том, что лабораторный анализ принимается за окончательный критерий. Разрешите здесь напомнить вам красноречивый пример другой хронической пандемии - о туберкулезе. Врачи хорошо знают, что помимо классического существует иной туберкулез. Рентгенологическое обследование легких может быть немым, и тем не менее узкие рамки, в которые пытались заключить туберкулез, трещат по швам.
После рахита, фибринозного плеврита, узловатой эритемы пришлось расширить пределы туберкулезных границ и поражений: большое число почечных повреждений, глазных, кожных, различных ревматических проявлений, кератитов и пр. На протяжении 50 лет очень плохо лечили хронические и острые иридоциклиты антисифилитическими медикаментами, пока не поняли истинный характер его происхождения: туберкулезный или ревматический.
Поиск кислотоустойчивой бациллы сохраняет свое первостепенное значение, когда он завершается позитивным результатом. Но он не может исключить диагноз туберкулеза, когда его результат отрицательный. То же самое и в случаях малярии. Отсутствие паразита в крови не опровергает диагноз малярии.
Проф. Шоффард (Chauffard) в 1922 г., выслушав Риё на заседании медицинского общества госпиталей, привел следующие примеры, исключающие, по его мнению, из хронической малярии случаи скрытой малярии.
Первый пример. Один возчик заболел 10 лет назад болотной лихорадкой, повторяющейся на каждые третьи сутки, и казался затем полностью излечившимся. Но вот он получает довольно сильный удар дышлом по области селезенки. Через три дня он поступает к нам с явной вспышкой малярии, повторяющейся каждые три дня. Тут мы имеем латентную малярию, заключенную в селезеночной паренхиме до того дня, когда ее разбудил травматизм и вернул к активности. Но это не хроническая малярия.
Второй пример. Один солдат в 1916 г. заболевает болотной лихорадкой в Дарданеллах. В первый год приступы повторяются каждые 10-15 дней, в течение пятого года было два приступа. Налицо ослабление болезни и затем выздоровление. И тем не менее на протяжении четвертого года у солдата развивается типичная болезнь Аддисона, атрофия одного зрительного нерва и левосторонний полиневрит. Успешное излечение курсом хинина и мышьяковыми препаратами подтвердило малярийную этиологию заболевания.
По мнению Шоффарда, надо признать присутствие малярийного паразита в резервуарных органах, таких как селезенка, костный мозг, надпочечники. Однако Шоффард забывает печень, аорту и спинной мозг. Но вот сомнительное свидетельство проф. Марку (Marcoux, 1926): "Наименование " скрытая малярия " - это свидетельство архаичной концепции, не опирающейся ни на какую научную базу. Когда кровь полностью очищена, стерильна, - это уже полное излечение от малярии" (с. 186).
Однако проф. Мюлленс (Muhlens, 1931), директор Института тропических заболеваний в Гамбурге, все же определяет малярию как болезнь хроническую, рецидивирующую. Расстройства циркуляции, простуды, резкое повышение внешней температуры, изнурительное переутомление, кровотечения, спорт, танцы, излишек алкоголя, инъекции адреналина, стрихнина, холодный душ на область селезенки могут спровоцировать, - констатирует проф. Мюлленс, - острые приступы малярии даже через 15 лет после начала заболевания.
Проф. Маттей (Mattel) наблюдал несколько нетипичных случаев без паразитов в крови. Они появлялись в крови только после холодного душа на область селезенки, У всех этих больных никогда не было типичных приступов малярии.
До первой мировой войны Англия, Франция, Германия были практически избавлены от малярии. Чтобы изучать ее, надо было ехать в Африку или в Азию.
Во время первой мировой войны малярия начинает свое шествие по всей Европе и дает все более и более опасные формы в зонах, где эта болезнь была эндемичной. Вот важное наблюдение доктора Ойхлекер (Oehlecker, 1920). Немецкий солдат возвратился в Гамбург после шестилетнего пребывания в Камеруне.
Во время пребывания в Африке он скрупулезно проводил профилактику, систематически принимая необходимые дозы хинина. Заболевает в Гамбурге его отец. Необходима срочная тяжелая операция, для операции требуется массивная трансфузия крови. Сын больного - бывший колонист, предлагает свою кровь. Делается полный анализ крови донора, выявлено отсутствие малярийных плазмодиев, причем анализы крови неоднократно повторялись. Спустя 15 дней после трансфузии у отца развился острый приступ малярии. И у отца, и у сына теперь обнаруживают паразитов одного типа малярии.
При лечении хинином острых приступов малярии паразиты исчезают из крови за несколько дней. Гаметы исчезают в течение 18 недель, но остатки плазмодиев остаются в капиллярах висцеральных органов, в костном мозгу. Новые поколения паразитов устраиваются с комфортом, и хроническая малярия продолжает свою методическую деятельность.
При злокачественной форме малярии паразиты проникают в капилляры мозга. Согласно Морейра де Фонзека (Moreira de Fonseca), нервные синдромы следующие: коматозно-менингитный, гемиплегический, афазический, амнезический, бульварный, церебральный, синдром Ландри, миелит, полиомиелит, неврит и полиневрит, хореиподобный, тетаноподобный, паркинсонический, миастенический. Огромное число случаев такого рода описывает итальянская, английская и бразильская медицинская литература.
Итак, нужна согласованность между лабораторией и клиникой. В лаборатории, как и в клинике, необходимо обладать не только глубокими знаниями, но и умственным равновесием с заостренным критическим чутьем.
Человек видит не только глазами, но и "мозгом". Нужно уметь пренебречь лабораторным результатом, слишком хорошо сочетающимся с нашими желаниями, с нашими персональными тенденциями и мистикой эпохи.
Здоровое сердце в состоянии покоя выбрасывает с каждой систолой от 70 до 80 мл крови в аорту. При напряженной работе оно может выбрасывать 100-150 мл крови за одну систолу. В течение минуты здоровое сердце выбрасывает в аорту 6 л крови, за час - 420 л, за 24 ч - 10 000 л. Этот подсчет дает возможность представить себе, во сколько раз можно увеличить сердечный дебит без применения тонизирующих средств. В случаях декомпенсации сердечный дебит может снизиться до 3-4 тыс. л за сутки.
При сердечной недостаточности для организации лечения сердечной мышцы прежде всего необходимо устранить все препятствия на пути периферической циркуляции. Для этого надо :
1) ликвидировать застой в капиллярах, артериолах, венулах и легочных венах, если наблюдается сокращение дыхательного объема (горячие грудные обертывания, камфора);
2) сократить объем печени и селезенки, уменьшить капиллярный застой всех внутренних органов (грелка на область печени, клизмы, внутрь - сульфат соды или карлсбадской соли).
Если диагносцируют асистолическую декомпенсацию с отеками, асцитом и если одновременно в моче обнаруживают недостаток мочевины, мочевой кислоты, фосфатов, хлористого натрия, т.е. задержку этих веществ в организме, лечение в этих случаях начинают с применения пиявок за уши и на область печени, затем назначают фруктово-овощную диету без соли.
Увеличением дыхательного объема мы повышаем приток кислорода к миофибриллам сердечной мышцы и к мышечной оболочке артерий и артериол; уменьшая портальный и висцеральный застой, не прибегая к средствам, тонизирующим сердечную мышцу, мы нормализуем дебит каждой систолы и, кроме того, увеличиваем приток питательных веществ (белков, жиров, углеводов, ферментов, макро и микроэлементов, диастаз, гормонов, витаминов и пр.).
Применение пиявок восстановит выделение задержанных субстанций; прикладывая грелку к области сердца и печени, прибавляем им тепловую энергию, что способствует увеличению кровоснабжения миокарда, расширению коронарных артерий, уменьшению застоя крови в брюшной полости.
Методические промывания с помощью клизм настоем ромашки или раствором соды улучшают кишечную эвакуацию и промывание почек. Если в период хронической декомпенсации сердца изменено состояние легких (спазмирование бронхов), органов брюшной полости, почек, то с помощью мягко действующих кардиотонических средств, таких как курантил, теофиллин и диакарб, можно достаточно быстро ликвидировать застой в кровеносных и лимфатических капиллярах, увеличить резорбцию отечной жидкости в полости живота, уменьшить отек легких и мозга, а главное - облегчить работу миокарда и улучшить деятельность почек и печени. Прием глицерина способствует выделению молекул мочевой кислоты, мочевины и минеральных солей, скопившихся в извитых канальцах почек во время декомпенсации.
Лечение дигиталисом. Никогда не давайте дигиталис (наперстянку) без предварительной подготовки больного. Она включает строгую фруктово-овощную диету с преобладанием сырых фруктов и овощей. Если по каким-либо причинам это неосуществимо, тогда больной должен соблюдать постельный режим и в течение трех дней ему нужно давать 4-5 раз в день по стакану молока, исключив другую пищу.
При сильном увеличении печени надо в течение тех же трех дней давать больному 4 раза в день ацетат калия и холагол. В этот период необходимо поставить две, три пиявки на область печени. И только на третий или четвертый день после такой подготовки можно начинать применение дигиталиса.
Первые три дня - 3 раза в день после еды, следующие четыре дня - 2 раза (после завтрака и ужина), затем 1 раз в день после обеда.
Наперстянка не воздействует на само повреждение миокарда, она действует на синдром декомпенсации: замедляет сокращения сердца, усиливает и удлиняет диастолу, пульс становится более полным и ритмичным, сердце лучше наполняется кровью, лучше питается, лучше снабжается кислородом.
Наперстянка вызывает сокращение кровеносных сосудов в полости живота, уменьшает капиллярный застой в брюшной полости, печени, кишечнике и способствует восстановлению нормального диуреза. Молекулы наперстянки фиксируются на миофибриллах миокарда и очень медленно их покидают, поэтому существует опасность перенасыщения дигиталисом, т.е. дигиталисная интоксикация. Она выражается в слишком замедленном пульсе, который может стать бигеминичным (аритмичным).
В таких случаях надо прекратить прием дигиталиса, дать кофеин, кофе, фруктово-овощную диету. В этот период нельзя принимать атропин. Не следует принимать наперстянку более 10 дней (при дозах 3 раза в день). Учитывая медленную элиминацию наперстянки, необходимо делать перерывы в ее приеме на 2-3 недели, часто дольше, это зависит от состояния больного.
Таким образом, очень простым лечением достигается пресечение сердечной декомпенсации. Нельзя забывать о том, что расстройство всех функций сердца начинается с нарушения деятельности почек, печени, кишечника и многих других функций организма.
Read 491 times